Ассоциация марикультурных организаций Приморского края

Логин: Зарегистрироваться

Замечания Ассоциации АМКОР на проект Ветеринарных правил

Директору Федерального государственного бюджетного научного учреждения
«Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии –
заместителю председателя Совета директоров ФГБНУ «ВНИРО»

члену-корреспонденту Российской академии естественных наук

Глубоковскому М.К.




ПРЕДЛОЖЕНИЯ
по проекту приказа Минсельхоза России
«Об утверждении Ветеринарных правил
содержания объектов аквакультуры
(рыбоводства) в целях их воспроизводства,
выращивания и реализации»

Глубокоуважаемый Михаил Константинович !

В соответствии с поручением Врио начальника управления аквакультуры Федерального агентства по рыболовству Малашенко А.С. от 01.11.2016 № У14-1656 «О представлении позиции» направляем Вам предложения Ассоциации марикультурных организаций Приморского края (далее Ассоциация АМКОР) по проекту приказа Минсельхоза России «Об утверждении Ветеринарных правил содержания объектов аквакультуры (рыбоводства) в целях их воспроизводства, выращивания и реализации» (далее – проект приказа).
Ассоциация АМКОР всегда выступает за должное нормативное урегулирование всех, без исключения, аспектов марикультурной деятельности по принципу Ius est ars boni et aequi – «Право есть искусство добра и справедливости».
В случае с рассматриваемым проектом приказа Минсельхоза России больше применим другой принцип Omne nemium nocet – «Все излишнее вредит».
Для российских марикультурных организаций разработка Ветеринарных правил содержания объектов аквакультуры – это долгожданный нормативный документ, который должен упорядочить ветеринарные отношения в сфере рыбоводства и защитить отечественный рынок продукции аквакультуры от «грязных» технологий производства и продукции незаконного промысла.
Изучив проект предлагаемого Департаментом ветеринарии Минсельхоза России приказа, Ассоциация вынуждена констатировать, что данный документ представляет из себя перечень бессмысленных инициатив, направленных, по сути, не на устранение административных барьеров, а на возведение “административных стен”.
Вместо защиты законных интересов отечественного производителя, продвигающего свою продукцию на внутренний и внешний рынок в условиях ожесточенной конкуренции с иностранными компаниями, завалившими российские предприятия торговли продукцией аквакультуры, выращенной на основе применения опасных химикатов и гормонов, предлагается зарегулировать отечественную аквакультурную деятельность массой ненужных, более того, откровенно вредных требований.
Нарушается основной бренд отечественной продукции – экологическая чистота. Не принято во внимание отсутствие в Российской Федерации естественных тепловодных водоемов, что резко сужает возможность заражения водных объектов паразитарными болезнями. Именно по этой причине экологически чистая российская продукция востребована во всем мире. Презумпция экологической опасности в отношении продукции, выращенной в российских, экологически чистых водоемах, должна действовать с определенными оговорками, которые отсутствуют в настоящем проекте приказа.
Также следует обратить внимание на то, что подавляющее большинство рыбоводных хозяйств в условиях вынужденного финансового кризиса представляют из себя малые предприятия с ограниченным штатом работников и специалистов.
Между тем, проект Ветеринарных правил требует наличия в штатах предприятия аквакультуры специалиста-ихтиопатолога (пункт 43), не учитывая, что это редкая специальность, а любая продукция аквакультуры в силу требований законодательства о ветеринарии подлежит обязательному ветеринарному контролю (статьи 15 и 18 Закона РФ от 14.05.1993 № 4979-1 «О ветеринарии», приказ Минсельхоза России от 13.10.2008 № 462 «Об утверждении Правил ветеринарно-санитарной экспертизы морских рыб и икры»).
Невозможно понять, с какой целью и какими способами предприятие аквакультуры обязано согласно проекту приказа, принимать меры по отлову ушедших к лицам, занимающимся противоправной деятельностью, объектов аквакультуры (п.68) или по недопущению на водоемах большого скопления и гнездования рыбоядных птиц (п.46). Применять оружие массового поражения?
Аналогично невозможно понять, с помощью каких защитных сооружений можно воспрепятствовать проникновению в пруды и бассейны аборигенных рыб и других водных организмов (п.11), возможно, по замыслу авторов документа – забетонировать береговую полосу и возвести плотину, в отдельно взятом месте.
В предлагаемых Ветеринарных правилах применяется неизвестная законодательству об аквакультуре (рыбоводстве) терминология – передержка объектов аквакультуры (п.п.5,12), специализированные рыбопитомники и рыбопитомники полносистемных предприятий аквакультуры, садковые и нагульные садковые предприятия аквакультуры, береговые предприятия аквакультуры и прибрежные садковые предприятия аквакультуры (п.8), которые требуют более конкретных определений и пояснений.
Возникает масса вариантов, не вполне корректных, для ответа на вопрос, с какой целью надо определять во все сезоны года газовый режим источника водоснабжения предприятия аквакультуры в целях его качества и эпизоотического благополучия, а также степень его заиленности и зарастаемости (п.6).
Установление минимальных расстояний предприятий аквакультуры от населенных пунктов, за исключением установок замкнутого водоснабжения, животноводческих объектов, скотомогильников, промышленных предприятий (п.7), нормативно не обосновано.
Правомочие по ограничению режима хозяйственной деятельности предприятий в виде специальных санитарно-защитных зон установлено только законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения (ст.12 ч.2 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»). Законодательством о ветеринарии предусмотрены лишь карантинные зоны.
По указанной причине СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» содержит иные ограничения для деятельности предприятий аквакультуры, которые не нашли отражения в рассматриваемом проекте приказа.
Также нормативно не обоснованы минимальные расстояния между объектами рыбоводной инфраструктуры, включая садки, в пункте 8 проекта приказа. Ссылка на то, что надлежащее разделение этих объектов будет способствовать минимизации риска распространения заразных болезней, неубедительна и противоречит мировой практике. Если в водном объекте регистрируется очаг возникновения опасного заболевания животных, то в таком случае карантин вводится в отношении всего водного объекта, а не только в части одного производственного объекта.
В этой связи соблюдение минимальных расстояний не сможет обеспечить защиту предприятия от введения карантинных мер с последующим изъятием и уничтожением всей выращиваемой продукции аквакультуры. Собственно, в то ограниченное для подготовки квалифицированного отзыва на рассматриваемый проект, время, в общедоступных источниках Ассоциация АМКОР не смогла отыскать НИ ОДНОГО ОФИЦИАЛЬНО ЗАРЕГИСТРИРОВАННОГО ФАКТА заболевания водных гидробионтов, в практике отечественной аквакультуры.
Создание на предприятии аквакультуры отдельных карантинных комплексов, включающих в себя, по мнению авторов проекта приказа, карантинно-изоляторные пруды, карантинные бассейны, садки, модули УЗВ, с независимым водоснабжением для осуществления карантирования, а также для изолирования больных и подозрительных по заразным болезням, а также для временных передержек объектов аквакультуры (п.12), крайне дорогостоящее мероприятие и может быть обосновано только введением карантинных мер с целью недопущения распространения заразных заболеваний.
Сооружение и содержание данных объектов в условиях наличия экологически чистого водного объекта бессмысленно и в условиях вынужденного финансового кризиса будет являться профанацией и постоянным источником дохода для коррумпированных сотрудников ветеринарных органов.
Разработчики проекта приказа показали полное отсутствие знания технологии выращивания молоди объектов аквакультуры, предназначенной для расселения в объекты рыбоводной инфраструктуры. Ничем другим объяснить требование о профилактическом карантировании в течение 30 дней объектов аквакультуры, предназначенных к перевозке в другие предприятия аквакультуры или ввезенные извне (п.19), не представляется возможным. Как им может быть неизвестно, что в течение такого продолжительного времени отобранная молодь может элементарно погибнуть; либо могут существенно измениться погодно-климатические условия, что что также приведет к невозможности применения данной продукции?
Откровенное невежество проявили авторы документы, указав в последнем абзаце п.23 проекта приказа о необходимости проведении карантирования с учетом направления приливов и отливов, поскольку приливы и отливы в силу многочисленных факторов, включая погодные, постоянно меняют векторы направлений.
Явным нарушением части 2 ст.9 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» являются требования, изложенные в пунктах 31 и 38 проекта приказа о ежеквартальных проверках (так называемых эпизоотических обследованиях) ветеринарными специалистами предприятий аквакультуры.
То обстоятельство, что это будет именно проверка подтверждается в п.39 проекта приказа, где предусмотрено составление акта проверки в 2 экземплярах.
Фантастическое требование об использовании предприятиями аквакультуры водных объектов, не загрязняющихся различными сточными водами, предусмотрено в п.46 проекта приказа. Осведомлены ли авторы проекта о систематически происходящих в водных объектах заморных явлениях, которые никак не связаны со сбросом сточных вод?! А о последствиях цветения бурых водорослей?! А о массовом выбросе рыб или моллюсков на морской берег?!
А требование в п.46 проекта приказа, о профилактической дезинфекции ложа рыбоводных прудов негашеной или хлорной известью, иначе как граничащим с неадекватностью мышления, назвать просто нельзя. Сложилось впечатление, что в проект, случайно или намеренно, попал пункт из должностной инструкции ассенизаторского, но никак не аквакультурного хозяйства.
Критично обременительным и вредным для рыбоводных хозяйств является указанное в п.61 проекта приказа требование о применении кормов только при наличии декларации о соответствии установленного образца и ветеринарных сопроводительных документов.
Приведенные примеры несоответствия разработанного документа заявленным целям не являются единичными. Указаны только наиболее яркие признаки несовершенства проекта приказа.
Таким образом, к нормальной производственной деятельности аквакультурных организаций этот документ отношения не имеет, и Ассоциация марикультурных организаций Приморского края заявляет о необходимости его кардинальной переработки, с использованием ясной и четкой юридической техники, существующей нормативной базы и специфики работы рыбоводных хозяйств.


Председатель Ассоциации                                                                           В.Ю.Лихачев